Теперь храм РПЦЗ(В) в селе Вырыстайкино хотят открыть на дому

В маленьком селе Вырыстайкино в Сенгилеевском районе Ульяновской области – ветер, срывающий с головы шапку. Под ногами – лед: снег подтаял, а потом вновь замерз. Скользко, холодно. Церковь стоит на небольшом пятачке между двумя улицами.

Она совсем не похожа на храм Божий: ни купола, ни величия… Деревянное здание с кирпичной пристройкой – только крест на крыше. В начале ХХ века выглядел он гораздо лучше – это была высокий деревянный храм в честь "Покрова Пресвятой Богородицы". Революцию он, как и сотни других, пережить не смог, и после 1917 года в здании появился клуб, в советское время купола снесли, сделали кирпичный пристрой. Советский союз рухнул, но приход восстанавливать не стали, а в 2009 году его признали… нерентабельным!

В храм – через окно

Тогда появился диакон Московской Патриархии Николай Сухоруков. Он сначала в одиночку, а потом и вместе с местной бабушкой Зоей Ивановной Керчиной принялся храм восстанавливать. Кучи мусора выгребли, сцену внутри алтаря сломали, старую штукатурку ободрали, обнажив лики святых. Рассказывают, что когда начали ремонтировать храм, фрески проявились сами собой, а чудотворные иконы, почерневшие от времени, просветлели. До сих пор об этом вспоминают с благоговением в голосе.

- А сколько денег потратили – не сосчитать, – говорит отец Николай. – Только 20 тысяч на землю, а ведь и внутри все обустраивали: богослужебная одежда нужна была, престол, жертвенник, иконостас... Там ничего не было, даже дверь закрыта намертво – пришлось через окошко лезть. Бомжа одного четыре года содержал – жалко его, как можно выгнать человека? Он мне помогал немножко иконостас делать. Сейчас в больнице лежит.

Но помощи от Симбирской Епархии Московской Патриархии Сухоруков не дождался. Николаю не дали ни сан священника, ни своего не прислали, потому что кандидатов у Владыки не было – уж очень бедный приход. Тогда отец Николай весной 2011 года перешел под омофор Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ(В)) и провели первую едва ли не за 100 лет Пасхальную службу. 14 октября Епископ Истринский и Южно-Российский Мартин рукоположил отца Николая в священники. Казалось, все наладилось.

- Я служу от Русской Православной Церкви Заграницей, – говорит отец Николай. – Владыка Мартин при посвящении подарил мне крест золотой с надписью "Буди. Образ буди. Верным словом, житием, любовью, духом, верой и чистотой". Я за этот крест готов в огонь и воду лезть. За нами и народ пошел, они уже не хотят идти в Московскую Патриархию.

В сердце ты должен быть священником, а не по образованию

16 ноября представители Московской Патриархии созвали сельчан в клуб, где и стали объяснять, что РПЦЗ(В) – раскольники, которые не признают Патриарха Кирилла, а Владыка Мартин неправильно рукоположил отца Николая в священники, игумен Игнатий Сенгилеевского района и священник храма города Сенгилей Виктор Почобут пригрозили отнять храм у Сухорукова, если тот не вернется в Московскую Патриархию. 23 ноября храм из муниципальной собственности передали Симбирской Епархии. Отец Николай все, что сделал внутри, вынес – разнес все иконы по домам, алтарь унес, все богослужебные книги. Теперь внутри – пусто, только несколько икон на стенах да портрет Архиепископа Прокла Симбирской Епархии на подоконнике стоит.

- Это они приехали и поставили? – спрашиваю.

- Нет, зачем? Я и поставил, давно уже, - говорит отец Николай. Видимо, рука не поднимается убрать, а забирать домой тоже смысла нет.

Теперь отец Николай хочет открыть приход в доме. Деньги на его покупку пока что собирают. Однако при этом очень жалеет Сухоруков об утерянном здании храма, который теперь опустеет.

- Я ведь все документы собрал. Здание это в Едином государственном реестре не стояло, никому не принадлежало. Я купил эту землю, начал обустраивать. А потом его отняли. Но судиться я не буду. Незачем. Все равно отберут.

Впрочем, Симбирская и Мелекесская епархия РПЦ утверждает, что приход в селе Вырыстайкино существует, пастырь его – настоятель Покровского храма города Сенгилей протоирей Виктор Почобут, а Виктор Сухоруков – раскольник и клятвопреступник.

- Николай Сухоруков был рукоположен в сан диакона Московской Епархии и давал клятву, в которой обещает быть в полном подчинении РПЦ, - объясняет руководитель пресс-службы Симбирской и Мелекесской епархии протоиерей Алексий Селезнев. – Затем он просил о получении священнического сана, но не получил семинарского образования, хотя обещал. Покровский храм в селе Вырыстайкино не имел никаких оснований переходить под омофор к безблагодатной, раскольнической организации РПЦЗ(В). Симбирская и Мелекесская епархия, действуя строго в согласии с канонами Православной Церкви, провела беседу с отцом Николаем и прихожанами. На этой встрече отцу Николаю и верующим было разъяснено, что эти действия влекут для отца Николая извержение из священного сана, а для прихожан – отлучение от Церкви. За уклонение в раскол диакон Николай Сухоруков указом запрещен в священнослужении с лишением права ношения каких-либо священнических одежд до полного раскаяния в содеянном.

Теперь для отца Николая путь в лоно Московской Патриархии фактически закрыт. Но другое дело, что ему этого и не нужно – раз ушел под омофор РПЦЗ(В), так и незачем возвращаться. Тем более что службы – те же самые, молитвы – одинаковые.

- Жалко, конечно, оставлять храм, но мы купим дом, сделаем приход там. Мы ведь Богу молимся, а не этим политиканам! – говорит Николай Сухоруков. – А семинарского образования нет – так у Серафима Соровского было образование? У Сергия Радонежского? В сердце ты должен быть священником, а не по образованию!

Только вот жителям-то не очень нужен храм в доме. Старушка Зоя Ивановна ругается:

- Не нужен нам дом! Какая это церковь? То ведь был старинный храм, а у нас его отбирают. И никто нам больше не нужен, кроме отца Николая…

- Если Николай Сухоруков будет открывать приход у себя в доме, ему никто препятствовать не будет, - говорит протоиерей Алексий Селезнев. - Это дело его совести, но мы должны будем проинформировать верующих, что он является клятвопреступником.

Информирование идет уже полным ходом – отец Николай показывает "пасквиль", написанный Виктором Почобутом. Там Сухоруков называется раскольником, а жителей призывает не ходить на службы к нему.

- Ну какой это священник? – махнул рукой Отец Николай. – К нему Зоя Ивановна ездила несколько лет назад, исповедоваться хотела. Так он ей даже крест не дал поцеловать! Пришлось в Большие Ключищи ехать…

Сергей Гурьянов

"КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА", 9 декабря 2011 г.