ПОСЛАНИЕ АРХИЕРЕЙСКАГО СИНОДА 
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ
К ПАСТЫРЯМ И ПАСТВЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

«...Не в целости внешней организации
заключается сила Церкви, а в единении
веры и любви преданных ей чад ея!»

Возлюбленные братья и сестры во Христе, чада Русской Православной Церкви. Приближается 1000-летний юбилей крещения наших предков, положившаго начало церковно-благодатной жизни нашей родины, сделавшаго нас, потомков их, православными христианами.

Этот юбилей должен быть праздником каждаго русскаго православнаго христианина, где бы он не жил, а так же и всех не русских чад нашей Церкви, приобщившихся ея благодатной жизни.

Но, увы, страшное время пережила и переживает даже до сего дня наша Мать-Церковь. Поруганы ея древния святыни, разрушены храмы. Плачет она о детях своих. Новое крещение кровью приняли они на исходе 1000-летней христианской истории своей.

Гонения и преследования верующих чад ея продолжаются и двери лагерей и тюрем и сегодня широко открыты для них. Оффициально признанная безбожниками – правителями нашей родины Московская патриархия, безсильна помочь гонимым и чем-либо улучшить свое собственное положение. Не радостно придется нам встречать нам 1000-летний юбилей, хотя, якобы, и готовится на родине по этому поводу «великое торжество».

Удивительныя слова о якобы «всеобъемлющем обновлении жизни нашей страны прочли верующие в пасхальном послании московскаго патриарха. Надеемся, что это обновление коснется прежде всего жизни многострадальной Церкви.

Веря, очевидно, в возможность такого обновления, члены Синода Московской Патриархии в предъюбилейном послании от 21-го июня сего года говорят о том, что «наступающий юбилей, должен явиться праздником и для тех чад Русской Церкви, которыя по разным причинам не находятся в настоящее время в ея спасительной ограде... почему они обращаются к иерархам, клиру и мирянам, составляющим Русскую Православную Зарубежную Церковь... с братским призывом преодолеть дух ожесточения и средостения, и едиными устами и единым сердцем возславить всесвятое имя Господа и Спаса нашего..., чтобы приближающийся юбилей стал праздником всей полноты Русской Церкви...».

Приветствуем доброе пожелание и благодарим за приглашение. Но сами зовущие нас говорят в своем, послании о разных причинах, разделяющих нас.

И вот первая причина – это отказ Московской Патриархии от Мучеников и Исповедников нашего времени. Невозможно говорить о том, что у нас не было мучеников за веру, что мы слышали неоднократно из уст представителей Московской Патриархии; нельзя замалчивать их подвига, обходить его молчанием, особенно в 1000-летний юбилей Крещения, искажая тем историю Церкви последняго времени.

Ведь полнота Церкви не ограничивается только верующими, живущими на земле. Она не мыслима без всех русских святых, в их числе и мучеников последних десятилетий. Вот почему и приурочено празднование юбилея ко дню памяти и молитвеннаго призывания Всех Святых в земле Российской просиявших. Единая Русская Церковь, небесная и земная, являют полноту ея.

И вот, принимая во внимание «всеобъемлющее обновление», в которое верят приглашающие нас, мы, со своей стороны, предлагаем и им безбоязненно и открыто исповедывать подвиг ныне прославленных новомучеников и новых исповедников нашей Церкви.

Без горячих молитв к ним, без единых уст и единаго сердца с ними не может быть юбилея и полноты Церкви. Ведь они наши братья и сестры по крови и вере, они – слава Церкви, они ея победа, их в подвиг является оправданием 1000-летней истории Христианства на Руси.

Вторая причина та, что декларация митрополита Сергия (в последствии патриарха) о тождестве интересов Церкви и безбожнаго государства, лежит до сих пор в основе их отношений. Она лишает Московскую Патриархию свободы, оправдывая полный произвол правителей в делах Церкви.

Мы знаем о том, что декларация эта не была принята в свое время на родине большинством иерархов-исповедников, верным им клиром и паствою, в силу чего, все они окончили жизнь свою мученически в страшных лагерях смерти.

Находясь еще в Соловецком лагере, эти исповедники, обреченные на смерть, обратились к Советскому Правительству с памятной запиской, в которой говорили «о непримиримости религиознаго учения Церкви с материализмом, оффициальной философией коммунистической партии и руководимаго ею правительства. Душею Церкви, условием ея бытия и смыслом ея существования является то самое, что категорически отрицается коммунизмом. Никакие компромиссы и уступки, частныя изменения в вероучении или перетолковании его в духе коммунизма, не удовлетворят воинствующих безбожников». Голос пастырей, подписавших эту памятную историческую записку, был тогда, в 1925 году, голосом еще свободной Русской Церкви.

При создавшемся тогда положении, соловецкие узники видели единственный выход из положения, полный и последовательно проведенный в жизнь закон об отделении Церкви от государства.

Этого же хотят теперь, через шестьдесят с лишним лет, лучшие люди России. Так, например, в статье «От покаяния к действию» («Литературная газета» от 9-го сентября сего года) академик Д. С. Лихачев смело и правдиво пишет о том, что, «если говорить о современной Церкви, то надо, особенно сегодня, накануне 1000-летия Крещения Руси, подчеркнуть: мы стоим за полное, действительное отделение Церкви от государства».

Вот каких изменений в жизни Матери-Церкви ждут верующие в России. Ждут они того, чтобы представители Московской Патриархии, в период «всеобъемлющаго обновления», нашли в себе силы сбросить тяжелое иго, навязанное Церкви декларацией митрополита Сергия.

Третья причина в том, что послание Московской Патриархии определенно утверждает, хотя и называет нас Церковью, что мы находимся вне спасительной ограды Матери-Церкви».

Так-ли это? Наша Русская Зарубежная Церковь зиждется на твердом и незыблемом каноническом основании, – указе Святейшаго Патриарха Тихона от 7/20 ноября 1920 года за №362. Этот исторически указ является одним из самых последних, скажем больше, пророческих актов свободной Русской Церкви, не потерявшим своего значения даже до сего дня, ввиду того, что Московская Патриархия, несвободна до сих пор и порабощена атеистами.

Авторы послания зовут нас вернуться туда, откуда мы никогда не уходили. Мы никогда не мнили себя вне Матери-Церкви, храня духовное и молитвенное единство с мучениками, страдальцами за веру, с ушедшими в катакомбы, со всеми истинными православными христианами, со всей полнотой Русской Церкви, для которой время и пространство не существуют: «Дух дышит там, где хочет». Мы, живя вне пределов нашей родины, не отказывались от имени русскаго, не искали чужих омофоров, за что все эти годы терпели поношение и презрение от иже братии и ненавистников, не только нашей Церкви, но и отечества, А теперь нас зовут вернуться, но куда...?

Мы остаемся верными завету Соловецких узников о том, «что не в целости внешней организации заключается сила Церкви, а в единении веры и любви преданных ей чад ея».

Таковы основныя причины того, что мы не можем пока едиными устами и единым сердцем с зовущими нас возславить всесвятое имя Господа и Спасителя нашего.

Но помимо этих столь существенных препятствий, нас крайне смущает и другое, не менее важное направление оффициальных представителей Московской Патриархии в области исповедания истины и единственности святой нашей православной веры. Мы с горечью наблюдаем все большее вовлечение Московской Патриархии в экуменизм, с участием в молитвах, даже с язычниками и идолопоклонниками (вспомним, хотя бы экуменическую встречу в Ассизи).

Все русские люди трепетно следят за тем, что происходить сейчас на родине, так как хочется верить во «всеобъемлющее обновление» в церковной, политической, общественной и культурной жизни нашей страны. Хочется видеть признаки этого обновления.

Раздаются смелые голоса осуждающие безстрашно ошибки и преступления прошлых десятилетий жизни России и желающих лучшаго будущаго. Размышляющие на родине над нравственными проблемами современнаго общества, над причинами бездуховности, лжи, развала, безчестия, начинают отдавать себе отчет в том, что прежде злу противостояла Церковь, что она обладала опытом нравственнаго воспитания, котораго не может дать коммунистическая мораль. Раздаются голоса требующих жить по совести, ищущих твердых и верных основ для обновления жизни, думают о тех основах христианской веры, от которых и, гордо отказались строители безбожнаго государства. Начались искания требования правды.

В той же статье «От покаяния к действию», Д. С. Лихачев утверждает, что «...нужна правда. Правда не только о прошлом, но и о недавнем прошлом и о настоящем... Если мы будем говорить правду только задним числом, это не избавит нас от повторения прошлых ошибок. Только доверие, открытость способны противостоять насилию и преступлениям».

Вот чего ждут чада Церкви в надежде на то, что дождутся того, чтобы к этим смелым голосам прибавился свободный голос Русской Церкви. Голос, требующий религиозной свободы, свободы христианской проповеди, свободы для «служителя культа», стать пастырем Церкви, смело вещающим слово Божественной истины всюду и всем, подобно Апостолам, имеющим невозбранный доступ к верующим, молодежи, детям, к больным, страждущим в больницах, на частных квартирах, к обездоленным, одиноким, заключенным в тюрьмах и лагерях.

Будем все надеяться на всесильную помощь Божию, так как невозможное людям, возможно Богу, творящему чудеса. Будем ждать результатов «всеобъемлющаго обновления», веря в то, что невозможно сегодня, может стать возможным завтра.

Митрополит Виталий,
Архиепископ Антоний, Лос-Анжелосский,
Архиепископ Антоний, Женевский и Зап. Европейский,
Архиепископ Антоний, Западно-Американский,
Архиепископ Лавр,
Епископ Алипий,
Епископ Иларион.


6/19 ноября, 1987 г.