Архиепископ Аверкий (Таушев). О значении Русской Зарубежной Церкви

Приближается день созыва Архиерейского Собора Русской Православной Церкви заграницей, который назначен на воскресение 17/30 сентября с. г. На Собор ожидается, если Бог благословит, прибытие большинства Архиереев Русской Зарубежной Церкви, со всех концов света. Собору этому предстоит разрешение целого ряда важных вопросов, касающихся всей нашей заграничной Церкви.


Каково значение этих Архиерейских Соборов?

Значение их определяется тем несомненно великим значением, какое имеет наша Русская Зарубежная Церковь для русского зарубежья и для всего человечества, – самым смыслом ее существования. Каково же это значение Русской Зарубежной Церкви и в чем смысл ее существования?

Для каждого благонамеренно-настроенного православного русского человека вопрос этот настолько ясен, что не требует объяснений.

Великое значение Русской Зарубежной Церкви и смысл ее существовали заключается в том, что она духовно объединяет и окормляет многие и многие сотни тысяч православных русских людей, «в изгнании и разсеянии сущих», являет всему иноверному человечеству духовные сокровища Святой Православной веры и самым фактом своего существования, громче всяких слов, свидетельствует о неприятии значительной частью русского народа того сатанинского зла, которое поработило нашу Родину и ныне стремится овладеть всем мiром.

Отсюда само собой понятно, кому неприятен факт существования нашей Русской Зарубежной Церкви и кто хотел бы ее уничтожить.

Неприятно существование Русской Зарубежной Церкви всем явным и тайным врагам Св. Православной Веры и, в частности, конечно, богоборцам, вот уже почти 40 лет терзающим нашу несчастную Родину и старающимся вытравить все святое из души русского человека. Как прежде, в свое время, они всячески подрывали веру у нас на Родине, хулили и поносили нашу св. Церковь и ее верных служителей и, наконец, ввергли нашу Родину в страшную, безпримерную в истории христианского человечества катастрофу, так и теперь они продолжают свою разрушительную работу здесь заграницей. Только их враждебной пропагандой и можно объяснить то крайне-прискорбное обстоятельство, что далеко не все русские люди заграницей признают и по достоинству оценивают все великое и, казалось бы непререкаемо-очевидное значение Русской Зарубежной Церкви, а некоторые и совсем ослеплены какой-то поистине безумной враждой к своей Матери.

Нетрудно догадаться, кто вдохновляет эту борьбу против Русской Зарубежной Церкви и кто ею руководит. Ведь главное оружие в этой борьбе – ложь. Отсюда само собою понятно, что руководить врагами Русской Зарубежной Церкви в их борьбе против нее не кто иной, как сам враг человеческого спасения, который, по словам Христа-Спасителя, «ложь есть и отец лжи» (Иоан. 8, 44). Вот почему они и пользуются в своей пропаганде против Русской Зарубежной Церкви преимущественно ложью – иногда открытой (в разсчете на неосведомленность большинства русских людей в церковных делах), а чаще всего – прикрытой, как и сами они являют собою образ тех «волков во одеждах овчих», от которых так предостерегал Своих последователей Господь наш Иисус Христос (Матф. 7, 15), и подражают своему учителю, который, по слову св. Ап. Павла, «преобразуется во ангела светла» (2 Коринф. 11, 14).

Самым ходким аргументом, содержащим в себе не для всех очевидную ложь, является тот наиболее распространенный довод против законности существования Русской Зарубежной Церкви, что она будто бы неканонична и что она упразднена Святейшим Патриархом Тихоном.

Говорят, что, по канонам, не может быть единой Русской Церкви, охватывающей все страны мiра, где живут русские, что в канонах принят строго-территориальный принцип и что все православные русские люди, живущие на территории, где есть какой-либо православный епископ, непременно должны в духовном отношении подчиняться только ему.

Нет сомнения, что многие из канонов в известном отношении действительно устанавливают территориальный принцип, но почему?

Разве потому, что Церковь состоит из территории, связана какой-то территорией?

Думать так было бы нелепостью. Какая территория была у Св. Апостолов, проповедывавших Евангелие по всему мiру? – Впоследствии же, для большего порядка и удобства управления верующими, был установлен территориальный принцип, поскольку верующие, принадлежащее к известной народности, как это нормально бывает, живут на одной определенной территории.

Но Церковь составляют именно люди, а вовсе не бездушная территория. Иначе 34-ое правило Св. Апостол не гласило бы так, как оно гласит: «Епископам всякого народа подобает знати первого в них»..., а было бы сказано: «Епископам всякой территории»...

Епископ духовно окормляет народ, а не территорию.

Мнимая безусловность и категоричность «территориального принципа», на которых так настаивают враги Русской Зарубежной Церкви, опровергаются самой жизнью, самой церковной практикой. Это особенно наглядно видно здесь в Соединенных Штатах Америки, где на одной и той же территории давно уже существует целый ряд разных народных церквей: русская, греческая, сирийская, сербская, болгарская, румынская, и ни одна из них не осуждает другие за «неканоничность» их совместного существования с другими на одной и той же территории. То же мы видим и в Западной Европе, и в Австралии, и, отчасти, в других частях света.

Почему же тогда только Русская Зарубежная Церковь «неканонична»?

И почему ей одной отказывают в естественном праве иметь своих епископов и священников во всех тех странах, где ныне разсеяно так много православных русских людей, нуждающихся в духовном окормлении своей, родной, близкой им по духу русской церковной иерархии?

Надо только вдуматься во всю несообразность, нелогичность, несправедливость и даже прямо-таки противохристианскую жестокость такого суждения!

Все это для каждого благомыслящего человека, конечно, совершенно ясно, и возражать против этой очевидности может только человек заранее предубежденный.

Не можем мы здесь не отметить и того удивительного, слишком уж в глаза бросающегося явления, что такую сверхмерную ревность по канонам обнаруживают часто лица, которые в других вопросах, связанных с канонами, проявляют нередко самый крайний либерализм, доходящий порою до полного вольнодумства. Резко осуждая Русскую Зарубежную Церковь за самую высокую и благородную цель, какую она себе ставит, – за стремление духовно объединить разбросанных по всему мiру русских изгнанников и дать им надлежащее духовное окормление, – они, эти мнимые ревнители канонов, находят для себя возможным нисколько не считаться с канонами, регулирующими внутреннюю церковную жизнь, и, в особенности, с канонами, имеющими свое основание в самом существе христианской веры и нравственности.

Что греха таить? Будем совершенно откровенны. Сколько завелось сейчас таких «умников», которые чисто-формальные канонические правила, вызванные к жизни местными и временными историческими условиями и обстоятельствами, считают во веки нерушимыми и не подлежащими никакому изменению, а правила, по самой сути своей, действительно неизменные, как вытекающие из основных требований христианства, объявляют «устаревшими» и требуют их отмены. Так, не все ли равно, например, для спасения души, какого патриарха считать первым по чести и на какую именно территорию признавать распространение его иерархических прав, – но далеко не безразлично для нашего вечного спасения, будем ли мы соблюдать или нет все те немалочисленные канонические правила, которые касаются религиозно-нравственной жизни мiрян и священнослужителей, каковы, например, правила о хранении святости воскресных и праздничных дней, об обязательном соблюдении постов, о неприличии известного рода развлечений и увеселений, правила о браках, правила, карающие блуд и прелюбодеяние мiрян и священнослужителей (согласно коим мiрянам полагается более или менее продолжительное отлучение от причащения св. Таин, а священнослужителям – извержение из сана), правила, запрещающие второбрачие Священников и брак епископов, и мн. др.

Враги Русской Зарубежной Церкви нередко любят приводить, как весьма сильный, по их мнению, довод против законности существования ее, слова Константинопольского Патриарха Мелетия IV (кстати сказать, вольнодумца, пытавшегося ниспровергнуть канонические устои Православной Церкви путем созыва так наз. «Всеправославного Конгресса» и изгнанного из Константинополя самими верующими греками):

«Возможно ли помыслить о православной «Зарубежной Церкви» с Собором, ею управляющим? В каких правилах находите вы термин «Зарубежная Церковь»?

В правилах действительно нёт такого термина, но правила и не предвидели самой возможности возникновения «Зарубежной Церкви» – Церкви, объединяющей верных за рубежами их отечества, ибо канонические правила создавались в обыкновенных условиях и для обыкновенных, нормальных условий жизни, а самое пребывание громадного количества – сотен тысяч верующих – за рубежами своего отечества, да еще не по своей воле, есть явление необыкновенное, ненормальное.

Но значит ли это, что наша Русская Зарубежная Церковь противоканонична и не имеет права на существование?

Делать такое заключение – слишком смело, чтобы не сказать больше.

Христианство – дух, а не буква. Не даром Господь так обличал лицемерие иудейских законников, книжников и фарисеев, слепо привязанных к «букве законной»: «суббота для человека, а не человек для субботы» (Марк. 2, 27). Подобно этому и мы вправе сказать:

Каноны для Церкви, а не Церковь для канонов. Каноны всегда ставили своею целью духовную пользу верующих, достижение ими вечного спасения. Они не возникали, как какое-то отвлеченное, сухое, оторванное от жизни законодательство, а вызывались самою жизнью, ее насущными потребностями, и, конечно, не вразрез, а в полном согласии с духом евангельского учения. Когда какое-либо жизненное явление требовалось регулировать известными церковными нормами, отвечающими духу Священного Писания и Священного Предания, тогда и являлись каноны.

Но разве имело место когда-либо в прошлом такое безпримерное явление в истории христианского человечества, при котором многие сотни тысяч верующих, вместе со своими епископами и священниками, покидали бы свое отечество и разселялись бы по всем странам мiра?

А если не было, то откуда бы взяться тогда каноническим правилам, регулирующим подобное явление?

Но все же подобные прецеденты, хотя и в слабой степени напоминающие этот великий исход русских людей за пределы родной земли, имели место, и церковный вопрос тогда и канонически и практически решался совсем не так, как решают его теперь враги Русской Зарубежной Церкви, а совсем наоборот – в духе подлинной христианской любви и во вполне благоприятном для нас смысле. Это мы видим, например, из 39-го правила Шестого Вселенского Собора об Архиепископе Кипрском Иоанне, переселившимся купно со своим народом, по причине варварских нашествий, в Геллеспонтскую область, входившую в юрисдикцию Константинопольского Патриарха, согласно которому Архиепископ Кипрский сохранил все свои прежние права по управлению паствою, покинувшею вместе с ним остров Кипр.

Нас осуждают за бегство из России. Выносящие столь безжалостный суд над своими братьями, преследуемыми от лютых безбожников, в сатанинской злобе своей потерявших человеческий облик, тем самым обнаруживают не только отсутствие у них христианской любви, но и незнание Священного Писания и истории Церкви.

Разве не сказал Сам Христос Спаситель Своим ученикам:

«Внемлите же от человек», то есть: «Остерегайтесь же людей!... «Егда же гонят вы во граде сем, бегайте в другий» (Матф. 10, 17, 23)?

Разве не бегали и не скрывались в убежищах от язычников и еретиков, не говоря уже о многих рядовых христианах, даже такие великие святители и Отцы Церкви, как св. Григорий Неокесарийский, св. Киприан Карфагенский, св. Николай Мирликийский, св. Афанасий Великий и другие.

И спрашивается, что лучше и спасительнее? – Бежать от гонителей веры и Церкви или остаться с ними, подчинившись всем их требованиям, и служить им, сделав тем самым себя послушным орудием выполнения их адских планов?

А Откровение св. Иоанна Богослова ясно говорит нам, что во времена антихриста вся истинная Церковь бежит, скрывшись от его преследований: «жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нея место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней» (12, 16). Под этой таинственной «Женой», как известно, Св. Отцы понимали «Церковь». И не наступает ли уже это время? По крайней мере, там, на нашей несчастной Родине, давно уже образовалась так называемая «катакомбная церковь», из лиц не желавших запятнать свою совесть служением богоборческой советской власти. Быть может, приближается время, когда и всем нам, желающим сохранить неизменную верность Христу Спасителю и Его истинной Церкви, придется уйти в катакомбы. Во всяком случай, все те, кто не желают преклонить колена пред современным «Ваалом», должны быть к этому готовы.

Враги Русской Зарубежной Церкви говорят еще, что Святейший Патриарх Тихон упразднил Русскую Зарубежную Церковь и при этом ссылаются на указ его канцелярии, за подписью Архиепископа Фаддея, от 22 апреля / 5 мая 1922 года, коим Высшее Русское Церковное Управление заграницей, за его «политические выступления» объявлялось упраздненным.

Как неблагородно и нечестно врагам Русской Зарубежной Церкви до сих пор продолжать пользоваться этим «указом» в борьбе против нее, когда всем еще тогда было ясно, что этот «указ» не представляет собою свободного волеизъявления самого Патриарха Тихона, а издан по требованию безбожников-большевиков, которые испугались «политических выступлений» свободной Русской Церкви заграницей! Как приводящий чисто политические мотивы, он уже по одному этому не имеет канонически-обязательного значения и силы. Характерно, что даже Митрополит Евлогий, впоследствии отколовшийся от Русской Зарубежной Церкви, признал это и вошел в состав новоизбранного, вслед за упразднением Высшего Церковного Управления, Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей, подписав его первый указ «за Председательствующаго».

Всем желающим добросовестно разобраться в этом деле напомним еще одно важное обстоятельство. Когда спустя восемь лет, Митрополит Евлогий, отколовшийся от нашей Русской Зарубежной Церкви в 1926 году, будто бы ради «верности Матери Русской Церкви», был этою «Матерью Русской Церковью» отрешен от управления и запрещен в священнослужении, тоже за «политические выступления» (участие в лондонских молениях о жертвах советской власти), то он этому акту, присланному из Москвы, не подчинился, заявив, что он издан «под давлением большевиков... ». И перешел в юрисдикцию Константинопольского Патриарха.

И этот поступок его врагами Русской Зарубежной Церкви был сочтен за нормальный и законный, не возбуждающей сомнения в своей каноничности.

Так, где же здесь правда? где здесь самая элементарная честность в суждениях?

Почему один политический акт, исходящий от безбожников-большевиков, (упразднение Высшего Церковного Управления), признается обязательным, а другой, точно такой же политический акт (запрещение Митрополита Евлогия) – необязательным?

Вот точно такая же ложь и нечестность проявляется и во всех других безчисленных, иногда безобразно-грубых, а иногда лукаво-коварных, нападках на Русскую Зарубежную Церковь всех врагов ее, заодно с богоборцами-большевиками, жаждущих ее уничтожения. Не о канонах они ревнуют, а только хитро и безчестно пользуются мертвой буквой канонов, совершенно так же, как пользовался Искуситель на Сорокодневной горе текстами из Священного Писания, в напрасной надежде отклонить Господа Иисуса Христа от того великого дела спасения человечества, на которое Он пришел. Творя волю «отца лжи» и врага человеческого спасения, в полном единодушии с богоборцами, осквернившими нашу Родину, они стремятся уничтожить Русскую Зарубежную Церковь только потому, что существование ее необходимо для духовного окормления и спасения душ многих и многих сотен тысяч православных русских людей, разсеянных по всему мiру. Русская Зарубежная Церковь потому им ненавистна, что она – единственная Церковь, которая не признала противоканонически созданного в Москве церковного центра, назначение коего – укреплять власть нечестивых богоборцев среди угнетенного русского народа и содействовать распространению их владычества во всем мiре.

Неужели наша Русская Зарубежная Церковь «неканонична» лишь потому, что желает сохранить свою полную духовную свободу и, не порабощая себя безбожникам, служить только Одному Христу-Спасителю, выполняя свою высокую миссию духовного окормления русских изгнанников?

Неужели «каноничны» все те, кто выполняют политическая задания богоборческой советской власти там в СССР и разрывают, в угоду ей, наше церковное единение здесь заграницей?

Нет! Храни нас Бог от такого подлинно-фарисейского лицемерия, от такой подлинно-диавольской лжи и лукавства!

Для каждого русского человека, не желающего изменять вере своих отцов и ставящего главной задачей своей жизни спасение души, нет в настоящее время другого пути, кроме честного и прямого пути Русской Зарубежной Церкви. И какое это счастье, какая это милость Божия к нам, изгнанникам, что мы ее имеем!

Ценим ли мы все это сокровище, которым обладаем, дорожим ли мы им, боясь, как бы не потерять его?

В свете этого сознания особое значение приобретает для нас каждый Архиерейский Собор, в котором мы хотим слышать облагодатствованный голос всей нашей Русской Зарубежной Церкви, призывающий нас в нынешнее страшное и лукавое время к верности Христу-Спасителю и исповедническому подвигу словами Его Самого:

«Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Апокал. 2, 10).

 

Архиепископ Аверкий (Таушев). Современность в свете Слова Божия. Слова и речи. Том 1