О каноническом положении т. н. РПЦЗ Митр. Агафангела в сравнении с положением РПЦЗ Митр. Виталия

В. Ю. Кириллов
2/09/2010
Париж

Чтобы это выяснить разницу в каноническом положении этих двух церковных организаций, претендующих называться Русской Зарубежной Церковью, необходимо, прежде всего, вспомнить еще раз, как происходило поглощение большей части РПЦЗ Московской патриархией, и связанный с этим процессом вопрос преемства высшей церковной власти в РПЦЗ.

*****

После опубликования в начале лета 2001 г. Митрополитом Виталием своего Окружного послания (в котором, среди прочего, законный и пожизненно-избранный Первоиерарх подтвердил традиционный путь Зарубежной Церкви в отношении МП) и Указов, освобождающих от прещений Еп. Варнаву и Западно-Европейское духовенство, несогласных с изменением курса РПЦЗ, произошло размежевание между Председателем Архиерейского Синода и остальными его членами.

Так, на расширенном его заседании в июле 2001 г. старцу-Митрополиту противостояли две трети епископата РПЦЗ, которые выступили против его традиционной для РПЦЗ позиции. Видя, что он остался в полном одиночестве и, испытывая на себе сильное психологическое давление, Митрополит Виталий устно заявил о своем намерении уйти на покой и в знак протеста покинул зал заседаний на радость промосковской партии. Там же на Синоде в отсутствии Митрополита был неканонично (в нарушении Положения о РПЦЗ) назначен в качестве Заместителя Первоиерарха Вл. Лавр, имя которого надлежало поминать во всех церквах после имени Первоиерарха, и без подписи которого якобы не был действителен ни один официальный документ.

В результате этих неканонических действий законный и пожизненный Первоиерарх был фактически отстранен от власти и, как писали в то время в российской прессе, в РПЦЗ произошла «бархатная» революция.

Промосковский Архиерейский Собор РПЦЗ 2001 г. («Собор безответственных», как назвал его Митрополит Виталий в своем «Предсоборном послании») желая закрепить «победу» над старцем-Митрополитом выбрал другого Митрополита – Вл. Лавра, сторонника унии с МП, а ее принципиальный противник Митрополит Виталий, освободившись от опеки и контроля своих «собратьев», уехал в Мансонвилль, и выпустил там до интронизации нового Митрополита, свое Чрезвычайное Заявление, в котором заявил, ввиду критической ситуации в Церкви, о возвращении себе прав Первоиерарха.

Был ли этот шаг актом каноническим и оправданным с точки зрения хранения церковной правды?

Чтобы это понять, нужно сначала выяснить:

1. Был ли «уход на покой» Митрополита действием законным, каноническим и действительно добровольным или на него было оказано психологическое давление (тем более что известно, что уходить Митрополит не собирался)? И были ли решения июльского Синода 2001 г. законными и каноническим, раз они приняты были в отсутствии его Председателя?

В том виде, как все было устроено отступниками от истины, такой «уход на покой» законным и каноническим не являлся. И базовые решения Синода 2001 г., которые подготовили этот «уход» с целью акселерации процесса установления унии с МП, законными считаться не могут.

2. А также, являлся ли вынужденный уход на покой Первоиерарха, стоящего на исконных позициях РПЦЗ, действием, отвечающим интересам хранения «неповрежденнаго Православия и традиции Российской Православной Церкви», да и действием нравственно-оправданным по отношению одному из самых старейших иерархов Православной Церкви?

Не являлся, но был выгоден униатом, идущим вразрез с традиционной позиции РПЦЗ в отношении МП. И сделаны были «собратьями» все их действия в отношении старца-Митрополита с попранием нравственности.

Общеизвестно, что Церковный Устав РПЦЗ не предполагает уход на покой пожизненно-избранного и вполне дееспособного Первоиерарха по причине идеологического разногласия с большинством членов Синода. Как писал Митрополит Виталий в письме Вл. Серафиму, который стремился уйти на покой: с архиерейского креста не сходят, с него снимают, т. е. крест архиерейского служения – пожизненный и сходить с него Митрополит Виталий не собирался.

Поэтому, «уход на покой» Первоиерарха (в том виде, как он был совершен) как раз и нужно назвать нарушением Положения о РПЦЗ (т. е. шагом неканоническим). Тем более что этот шаг напрямую вел к дальнейшему попранию многочисленных постановлений РПЦЗ в отношении иерархии МП (и в частности, Московского патриарха). А аннулирование этого действия самим Митрополитом Виталием с целью восстановления исторической правды и законности, является действием не только оправданным, но и похвальным.

К тому же, в Указе за № 362 есть пункт 9, говорящий о том, как надо поступать Архиерею в условиях «крайней дезорганизации церковной жизни»:

«В случае крайней дезорганизации церковной жизни, когда некоторыя лица и приходы перестанут признавать власть епархиального Архиерея, последний … не слагает с себя своих иерархических полномочий, но организует из лиц, оставшихся ему верными, приходы и из приходов – благочиния и епархии, предоставляя, где нужно совершать богослужения даже в частных домах и других приспособленных к тому помещениях, и прервав церковное общение с непослушными».

Поэтому, осознав критичность ситуации, Митрополит Виталий заявил 14/27 октября 2001 г. в своем Чрезвычайном Заявлении следующее:

«Желая предотвратить пагубные последствия неканонических действий нераскаянного “собора”, направленных на любые формы диалога или слияние с экуменическим или, так называемым, “вселенским православием”, видя нежелание со стороны большинства архиереев умирить и успокоить небывалое смущение среди наших священнослужителей и паствы, а также учитывая просьбы некоторых преосвященных и многочисленных чад Зарубежной Церкви, я со всей ответственностью заявляю, что снимаю, в согласии с Пар. 34-м Положения о РПЦЗ, свою подпись о своем добровольном уходе на покой и передаче моих полномочий архиепископу Лавру. Имя мое должно по-прежнему возноситься на богослужениях во всех храмах Русской Православной Зарубежной Церкви».

В другом месте Владыка Митрополит к этому добавил:

«Увидев нестроения в нашей Церкви, я возвратил себе права главы Церкви. В ответ на это Синод архиеп. Лавра с участием епископов Михаила и Гавриила воздвиг на меня настоящие гонения. Меня подвергали арестам гражданские власти без малейшего указания какой-либо причины моей повинности».

Таким образом, оплошность постановки вопроса ухода на покой (за которую уцепилась промосковская партия) Митрополит Виталий исправил своим исповедническим возвращением в канонический строй, за что и был гоним лжебратьей.

Произошло это в критический момент для Зарубежной Церкви – в момент «крайней дезорганизации церковной жизни», когда почти весь зарубежный епископат якобы «канонично» и «законно» попрал исконный путь Русской Зарубежной Церкви, что и привело его в 2007 г. в лоно неканонической МП и соединило с «так называемым, “вселенским православием”».

И как показало будущее (для нас ставшее уже настоящим), Митрополит Виталий в 2001 г. оказался абсолютно прав, говоря приведенные здесь слова из своего Чрезвычайного Заявления. (И это фактически подтвердил Вл. Агафангел, как своими словами: критикой в адрес униатов, так и делами: своим уходом от них.)

В результате всех действий осенью 2001 г. в Русской Зарубежной Церкви создалась уникальная ситуация, а именно, наличие сразу двух Митрополитов.

Один, возглавил «процесс поглощения Зарубежной Церкви Московским патриархатом» – Вл. Лавр, другой, противник соединения Зарубежной Церкви с МП – Митрополит Виталий, остался со своими сторонниками на исконном зарубежном пути хранения чистоты Православия.

И каждый член Русской Зарубежной Церкви был поставлен перед роковым вопросом (выбором), какому Митрополиту дальше подчиняться, какого Митрополита признавать истинным возглавителем Русской Зарубежной Церкви?

И, соответственно, перед дилеммой: какая из частей Зарубежной Церкви устояла в истине и не сошла со своего канонического основания, а какая стала отступнической, поправ свое прежнее исповедание и каноническую базу (Патриарший Указ за № 362).

Как писал Митрополит Виталий, «В данный момент главное искушение, которое стоит перед нами, это Московская патриархия, и правильно, по-православному к ней относиться или нет, это значит правильно или неправильно относиться ко Христу, т. е. к Самой Истине.

Вот почему МП является серьезнейшим вопросом для каждого православного русского человека, ибо от этого зависит наше вечное спасение или наша гибель...».


Примечательно, что Митрополит Виталий за свои решительные действия не был подвергнут со стороны отступников никаким каноническим прещениям. Они даже не посмели во всеуслышание и официально назвать старца-Митрополита раскольником.

А Митрополит Виталий в свою очередь имел дерзновение заявить на весь мир свою позицию в отношении неправославно-мыслящих архиереев-отступников:

«От нас ушли в полное духовное бездорожье сторонники и последователи так называемого самочинного митрополита Лавра, пытающегося захватить церковную власть в нашей Зарубежной Церкви… Отступники во главе с архиеп. Лавром не могут считаться находящимися в ограде Церкви».

Как все знают, Митрополит Виталий, никогда не считал себя главой некоей «группы», которая возникла как продукт «поглощения» МП, а говорил всегда о себе как о законном Первоиерархе Русской Православной Зарубежной Церкви, которая не пропадала и не возникала опять, а существовала, несмотря на все отделения от нее, нестроения и гонения.

И статус законного Архиерея и Зарубежного Первоиерарха остался у него до конца его дней, как и засвидетельствовал брат Иосиф в 1985 г. после пророческого видения перед Чудотворной Иконой Иверской Божией Матери Мироточивой, увидев Митрополита Виталия в полном архиерейском облачении на кресте РПЦЗ.

С точки зрения учения о Церкви соединение части РПЦЗ с Московской патриархией и сопутствующие этому нестроения и отпадения разных «групп», бывших ранее в составе дораскольной РПЦЗ, нисколько не повредило сущности истинной Русской Зарубежной Церкви, оставшейся под омофором Митрополита Виталия.

РПЦЗ от этого апостасийного процесса не разрушилась и не разлетелась на «осколки», как сами говорили отколовшиеся, что онтологически невозможно, а лишь только количественно умалилась. Единственно, вследствие этого процесса, было нарушено в РПЦЗ нормальное взаимодействие всех элементов церковной организации.

Русская Зарубежная Церковь может быть только одна и ее преемственный Первоиерарх, идущий «по стопам Митрополитов Антония, Анастасия и Филарета», мог быть только один и законное продолжение этой цепи (законное преемство высшей церковной власти в РПЦЗ) может происходить только от него. Все же прочие, незаконно претендующие на это место (в отрыве от этой золотой цепи преемства), суть – отступники и самозванцы, возглавляющие самозваные сборища и расколы.

И таковым являлся только Митрополит Виталий, ибо действия другого, униатского «Митрополита» говорят уже сами за себя (и об этом свидетельствовал сам Вл. Агафангел, выйдя из подчинения).

И здесь совсем не имеет значение ни количественное умаление Русской Зарубежной Церкви (и даже разного рода отпадения от нее), ни промахи, ошибки или неправильные действия преемственной, законной иерархии Церкви, ни ее личные или прочие качества, а лишь только сохранение ими «правильного канонического пути» их Церкви, «традиционного исповедания Русской Православной Зарубежной Церкви» (церковной правды) и преемства с самим Митрополитом Виталием, сохранившим в свою очередь законное преемство со своими предшественниками Зарубежными Первоиерархами.

Вот, что написал о сохранении «правильного канонического пути» Митрополит Виталий Архиеп. Лазарю в 1991 г.:

«В нашей Русской Прав. Зарубежной Церкви могут быть не совсем правильные указы, могут быть ошибки, промахи всякого рода, но говорить что общее направление нашего Церковного корабля, Церкви Христовой – неправильное – это просто грех, потому что, это направление не зависит ни от указов, ни от отдельных постановлений, а от нашего правильного канонического пути, с которого мы никогда не сходили за эти 70 лет…».

В силу этого, ставить Русскую Зарубежную Церковь, преемственно связанную с последним законным, легитимным ее Первоиерархом, на одну плоскость с нелегитимными расколами и отделениями («осколками» или «группами»), происшедшими от нее в разное время, – не только ничем не оправдано, но и является прегрешением против ее исторического пути.

И после драматических событий 2001 г. каноничность витальевского епископата РПЦЗ была напрямую связана с каноничностью оставшегося в истине Митрополита Виталия. Напомню, что никакой церковный или гражданский суд никогда не дерзнул оспаривать эту каноничность.

Поэтому, будучи каноническим Первоиерархом, не сошедшим с исконного пути РПЦЗ, и находясь в чрезвычайной ситуации, Митрополит Виталий, имея дерзновение, отменил единоличным Указом лавровские прещения Еп. Варнавы и его клириков:

«Во избежание смущения в сердцах клира нашей Церкви ОБЪЯВЛЯЕМ, что все так называемые “лишения санов”, “запрещения”, “заявления”, “определения” и проч. со стороны захвативших внешнюю власть в Синоде отступников считаются недействительными и вменяются ни во что, по слову Св. Псалмопевца и Пророка Давида: “Расторгнем узы их, и отвержем от нас иго их. Живый на небесех посмеется им, и Господь поругается им” (Пс. II, 3-4)».

В отношении же сохранения «традиционного исповедания Русской Православной Зарубежной Церкви» (истины) Митрополит Виталий написал следующее:

«Мы с Московской Патриархией не имеем никакого общения – ни молитвенного, ни единения в таинствах».

«Никогда не переходите в Московскую Патриархию, которую никак нельзя назвать Церковью. Русская Православная Церковь Зарубежом есть истинная Церковь Христова, только в Ней пребывайте, исповедуйтесь, причащайтесь, крестите ваших детей, ибо это есть настоящая, Неподдельная Российская Церковь
».

В отношении преемственности с Митрополитами Антонием, Анастасием и Филаретом тех, кто последовал по пути «традиционного исповедания Русской Православной Зарубежной Церкви», и кого законный Зарубежный Первоиерарх признавал своими преемниками, он заявил 24 ноября/7 декабря 2001 г. следующее:

«Исключительно ради очищения Церкви от подобных отступников с моим благословением и участием были совершены хиротонии новых епископов: еп. Сергия Мансонвилльского, еп. Владимира Сакраментского и еп. Варфоломея Гренадского, верных традиционному исповеданию Русской Православной Зарубежной Церкви…».

А из рукописного добавления к своему Завещанию от 29 октября/11 ноября 2001 г. следует, кого Митрополит Виталий считал своими преемственными продолжателями:

«Меня пусть похоронят наши молодые Архиереи Вл. Сергий, еп. Владимир и еп. Варфоломей…

Всем архиереям надо раздать по св. мощам непременно (для антиминсов – ВК). А они будут и дальше рукополагать новейших епископов. Это и есть новая чистая святая Зарубежная Церковь в гонении
…».

*****

Теперь поговорим о каноническом положении «группы» Вл. Агафангела (участвующего на главных ролях в 4-х расколах: РИПЦ, ВВЦУ, РПЦЗ (Л) и ВВЦУ РПЦЗ), которое можно считать весьма проблематичным.

Дело в том, что этот епископ не откликнулся в 2001 г. на призыв Митрополита Виталия защищать церковную правду, а выбрав себе в качестве Предстоятеля РПЦЗ Митрополита Лавра, последовал за ним по пути соединения с МП.

И находился он на этом отступническом пути в течение шести лет до 2007 г., причем, с самого начала, прекрасно сознавая куда (по какой скользкой дорожке) ведет своих последователей т. н. Митрополит Лавр.

Таким образом, Вл. Агафангел по своей доброй воле канонически и преемственно связал себя со своим «Господином, Митрополитом Лавром», власть которого он, согласно канонам*, обязан был тогда признавать, но при этом, разорвал своим отступническими действиями преемство с Митрополитом Виталием, а через него и с прочими Зарубежными Первоиерархами, восходящими к Св. Патриарху Тихону.

(*«Всякий бунт против законной власти есть проявление любоначалия. Также и самовольный выход Епископа из-под власти своего Митрополита и Архиерейского Собора определяется святыми правилами, как похищение власти. Поэтому, инициатор бунта и последовавшие за ним клирики и миряне совершают тяжкий грех пренебрежения к богоустановленному порядку, ибо они отделяются от Церкви» – Из Синодального Определения РПЦЗ 1994 г. по поводу образования лазаре-валентиновского ВВЦУ).

Самовольно выйдя в 2007 г. «из-под власти своего Митрополита и Архиерейского Собора», Еп. Агафангел попал (с формальной точки зрения, не принимая во внимание вопрос истинного исповедания) в неканоническую ситуацию, которую можно было бы избежать, если бы этот епископ, осознав свое отступление от истины в 2001 г. и пособничество в установлении унии с МП, присоединился бы к Синоду преемственному Митрополиту Виталию.

Но вместо этого, Вл. Агафангел, презрев власть выбранного им же самим «Митрополита Лавра» и его Синода, и не присоединившись к Синоду РПЦЗ, преемственному Митрополиту Виталию, в одиночку и самочинно (т. е. незаконно и неканонично) организовал какое-то ВВЦУ (вспомним, что в одном таком новообразовании он уже участвовал в 1994 г. вместе с бывш. Еп. Валентином и Архиеп. Лазарем), преобразованное позже с помощью киприановских епископских хиротоний в некий «Синод РПЦЗ», «усиленный» принятием в общение секачевских епископов (не имеющих, по мнению священноначалия РПЦЗ, апостольского преемства).

Далее этот процесс (фактически, становление раскола в расколе) получил свое логическое завершение, и Вл. Агафангел стал, наконец, «Митрополитом РПЦЗ».

Но если Вл. Лавр – каноничен и законен (как утверждали все это время Вл. Агафангел и его «лояльная отступлению оппозиция»), то самочинное отделение от него Вл. Агафангела будет являться действием, нарушающим каноны. И если Вл. Лавр все шесть лет был в «истине», когда гнал Митрополита Виталия и его последователей (в чем ему активно помогал сам Вл. Агафангел), и подготавливал, не скрывая, на глазах у всего мира унию с МП, то почему после подписания унии, он перестал быть в этой «истине», которую он открыто исповедовал все эти годы?

Или Вл. Агафангел искал особого («канонического») повода чтобы перейти на свое независимое от своей церковной власти положение?

Где же тут логика?

Ведь подписание унии, есть не более как логическое завершение процесса ее установления. И если ее построение фактически одобрялось своим соучастием**, то почему результат им (Вл. Агафангелом) не одобряется?

(**т. е. наложением прещений на противников унии с МП, последователей Митрополита Виталия, которых Еп. Агафангел считал раскольниками.)

И в этой связи, не честнее ли и не логичнее признаться в своей неправоте и отступничестве, чем по-фарисейски придумывая «канонические» основания, порицающие действия Митрополита Виталия, и, фактически, укоризненно вопрошать: как можно исцелять в субботу или в этот день вытаскивать овцу, упавшую в яму, когда это запрещено законом?

То есть, применяя к нашему случаю, нужно ли было Митрополиту Виталию тихо и хладнокровно сидеть «на покое» (во исполнение каких-то правил закона (?)), в то время, когда в церковной ограде стали свирепствовать волки, одним из которых являлся тогда сам Еп. Агафангел, или стремительно подняться на борьбу с отступниками, попирающими церковную правду?

С точки зрения униатов конечно Митрополит должен был бы остаться бездейственным, и не мешать им делать свое дело, а с точки зрения поборников исторического пути РПЦЗ было бы преступно, если бы Митрополит Виталий, решив стать фарисейским исполнителем законов и предписаний, стал бы равнодушно смотреть на унижение церковной правды в РПЦЗ.

И все споры о каноничности или неканоничности возвращения Митрополита Виталия в строй указывают на отношение самих спорящих к унии большей части РПЦЗ с МП. И те, которые были в числе подготавливающих эту унию или стали впоследствии ее поборниками, конечно, будут доказывать, что Митрополит Виталий, мол, «незаконно» вышел с «добровольного» покоя.

Но что это за законническое отношение к каноничности, когда коснение в неправде пытаются оправдать канонами? Разве может истина находиться в противоречии с канонами? Или может считаться истинным длительное соучастие в отступлении от церковной правды?

Только по лукавой, фарисейской логике можно считать «каноничным» соучастие в установлении унии с непризнанной РПЦЗ неканонической Московской патриархией и «неканоничным» – отказ от соучастия в чужом отступлении от истины, как это сделал Митрополит Виталий и его последователи.

Также непорядочно говорить некоторым новым фарисеям и законникам, что известные Послания и Заявления кто-то писал за ничего, мол, не соображающего Митрополита Виталия, когда были опубликованы многие черновики этих документов, написанные его рукой (например, на http://www.listok.com/sobor.htm).

Таким образом, каноничность, даже с точки зрения сугубо формальной, Вл. Агафангела (этого самочинного «Первоиерарха РПЦЗ», похитившего власть и разорвавшего, сначала преемственную связь со своим законным и истинным Первоиерархом – Митрополитом Виталием, а потом спустя шесть лет каноническую связь со своим «законным», по его мнению, Митрополитом-отступником Лавром), находится под большим вопросом.

Вспомним также, что из-за своего самочинного отделения Вл. Агафангел был запрещен на основании канонов своим же униатским священноначалием в священнослужении, а потом и лишен сана (причем, формально все это было сделано униатами на основании канонов). По их законнической логике, если взялся жить в одной норе с волками, то и вой до конца по-волчьи.

Подводя итог, можно сказать, что для исправления неканонического положения группы т. н. «Первоиерарха РПЦЗ», Митрополита Агафангела, не имевшего законного преемства от «своего Митрополита и Архиерейского Собора», есть только один канонический путь: покаянное возвращение в лоно Русской Зарубежной Церкви, Предстоятель которой имеет преемство с ее последним легитимным Первоиерархом, Митрополитом Виталием.

– Увы, по-другому драгоценное преемство восстановить невозможно. А без этого раскол так и останется навсегда расколом, ибо отличительным признаком раскола как раз и является потеря преемства с высшей церковной властью (своим Предстоятелем и его Собором).

*****

Теперь, после всего сказанного выше, предложу краткие выводы о каноническом положении группы т. н. Митрополита Агафангела, (являющейся побочным продуктом поглощения большей части РПЦЗ Московской патриархией):

1. В 2001 году Вл. Агафангел разорвал каноническую связь с законным Первоиерархом РПЦЗ, Митрополитом Виталием, противником соединения с Московской патриархией, и признал над собой каноническую власть т. н. Митрополита Лавра и его Синода, открыто стремящихся к установлению унии с МП.

2. Митрополит Виталий в 2001 г. (и это позже подтвердил Архиерейский Собор под его председательством) признал лаврских епископов (в том числе и Еп. Агафангела) не находящимися в ограде Церкви (имеется в виду, Зарубежной).

3. В 2007 г. после подписания унии с МП Вл. Агафангел разорвал каноническую связь со своим Предстоятелем, т. н. Митрополитом Лавром и его Собором, и самочинно и единолично создал т. н. ВВЦУ РПЦЗ, а затем с помощью греков-киприанитов, с которыми РПЦЗ разорвала до этого свои отношения, «Синод РПЦЗ». И за учинение раскола он подвергся церковной властью, которой он ранее подчинялся и которую признавал законной, прещениям, вплоть до снятия сана.

4. Но уйдя от униатского Митрополита Лавра и его последователей (из-за похвального нежелания подчиниться Московской патриархии), Вл. Агафангел не пожелал в то же самое время восстановить преемство и с церковной властью, преемственной Митрополиту Виталию, которая осталась поборниками церковной правды, и тем самым поставил себя в противоправное, с точки зрения канонов, положение.

5. Таким образом, вследствие разрыва преемства Вл. Агафангела с последним легитимным Первоиерархом РПЦЗ, Митрополитом Виталием и его Собором Епископов и через него с законными Митрополитами Русской Зарубежной Церкви, он (как получивший мандат власти лишь только от своего самочинного Собора клириков и мирян) является нелегитимным, самочинным, неканоническим т. н. Митрополитом, поправшим законный порядок преемства высшей церковной власти в Русской Зарубежной Церкви и возглавившим самочинное образование, выдаваемое им теперь незаконно за РПЦЗ.

Р.S. Парижский район. Епархиальный храм Святителя Филарета Исповедника, Митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского. В центре - Преосвященнейший Кассиан, Епископ Марсельский и Западно-Европейский. Первый слева - иподиакон Владимир Кириллов.